Киару Блэк
Самая обычная девчонка.
- Не хватит своих сил - я поделюсь своими, - ночные слова, которые я сказала бабушке.
Ночные разговоры вообще, вещь странная. Особенно когда лежишь в кровати и разговариваешь с бабушкой. Обеим ли нам не спалось или мы друг другу мешали заснуть, я не знаю.
Сейчас сижу в кресле, в больнице, жду результатов анализа и осваиваю такую вещь, как ноутбук. Не могу понять, что сделал мой брат - но интернет у меня есть. Или же здесь есть Wi-Fi? Не знаю. Рядом со мной лежит моя маленькая сумка, сумка для ноутбука и мой пакет, в которых планшетка с бумагой (почему-то именно там я решила записывать все свои идеи и мысли). Кроме этого есть зонт. Не обычный зонт, который даже протекает и ветром уносит (проверено вместе с Ремом вчера), а, можно сказать, что волшебный. Зонт сделанный как трость. Очень удобный, я считаю. Только почему-то кажется мне, что дождя не будет и зонт я взяла зря.
Впрочем, ноутбук у меня временно. В три уже отберут. Всё же не мой, а моего друга. Но всё равно, обещают и мне ноутбук подарить, на двадцатилетие.
Забавно. В 2008 году мне исполнится двадцать лет. Разговаривала с подругой и она подначила - открывай клуб престарелых ролевиков. Нет уж, я ещё не вошла в пенсионный возраст ролевиков. Надеюсь.
В октябре стали возвращаться силы. По крайней мере вновь хочется заниматься ролевыми играми и играть, вновь хочется писать. Настроение держится на уровне - выше нормального.
Сегодня я как обычно проспала. Собиралась быстро, даже не позавтракала. Расчёсываю волосы перед большим зеркалом. И смотрю на себя. Вроде бы такая же, какая была. Но в то же время я изменилась. Только не могу понять, в какую сторону: хорошую или плохую. Глаза такие же зелёные, нос по прежнему курносый. Говорят, что я заметно похудела. Не знаю. Временами чувствую себя маленькой незнайкой. Походка у меня осталось той же. Я лишь стала ходить чуть медленнее. Редко перестаю сутулится и распрямляю плечи. Говорят, что если бы я всегда ходила спрямой осанкой - было бы лучше. Некоторым нравиться мой немного изменённый стиль в одежде. Если бы не Рем, я врятли решилась купить такое.
Мысли. Мысли. Мысли. Как же их много. А пальцы так и стучат по клавиатуре. Иной раз напишется такое, что самой стыдно, приходится удалять.
Я до сих пор никак не могу заставить себя доехать до университета и забрать документы. Не могу и всё тут.
Болит голова. Интересно, это из-за того, что я устала и не выспалась или из-за того, что я есть хочу? Надо будет попробовать заставить себя что-нибудь съесть. Сегодня вообще есть не хочу.
Вчера возвращалась домой. Шла по улице: дождь, сыро, зонт. Внезапно бок так скрутило, что даже в глазах потемнело. Зонт упал из руки. Потом боль схлынула, я подобрала зонт и пошла домой дальше.
Плеер. Всегда со мной. Почти всегда, если я его не забываю. Вчера сел. Вроде бы зарядился, но не знаю, надолго ли хватит.
Просто такая жизнь. Ехала в лифте. Молодой человек курил. Было плохо. Не хватило воздуха.
Очки. Очередные очки. Нужно купить новые. Судьба этих - были разбиты.
Я потянула спину. Видимо, не надо было пытаться поднять швейную машинку, когда забрала из ремонта. Едва донесла.
Не жизнь, а сплошное приключение. Ещё умудряюсь ссориться. Трудный у меня характер. Трудный. Простите, если я кого-то обидела. У меня всегда так: скажу что-нибудь не подумав, а вы обижаетесь.
Постепенно начинаю понимать, почему меня многие люди просто не замечают в ICQ. Видимо, я просто надоедливый собеседник, с извечными стандартными вопросами. Нужно ли изменяться? Не знаю, я не хочу.
Я хочу остаться такой, какая я есть. Ведь когда-нибудь... когда-нибудь... Просто обязано произойти что-то волшебное!
Жизнь? Да. Самая обычная жизнь.
Я боюсь перемен. Боюсь, что когда-нибудь... наступит такое время, что моя жизнь изменится очень сильно.
Это сейчас бабушка скажет несколько слов перед моим выходом из дома, поругает, если я вернусь что-то забыв. И... проводит взглядом с балкона, перекрестив. Это сейчас я обернусь, с улыбкой посмотрю на балкон и помашу рукой.
А потом? Потом ведь этого не будет... Бабушка всё чаще говорит, что она умрёт... что она боится старости... А я не хочу, чтобы она умерала. Но люди не живут вечно. Ведь не живут? Или всё же живут?
Я понимаю, что память вечна... Но я боюсь перемен в своей жизни. Боюсь, что останусь одна.
Не хватит своих сил - я поделюсь своими. Вот эти слова, я сказала бабушке ночью. А ещё пообещала, что она дождётся от меня миллиона и несколько правнуков, которых она не то что успеет увидеть, а ещё и понянчить.